Мастера мировой живописи

Валлоттон Феликс

Феликса Эдуарда Валлоттона обычно считают французом, однако он родился в Швейцарии, в Лозанне, 28 декабря 1865 года в протестантской семье. Отец его Арман Адриен был нотариусом, а мать Луиза, урожденная Розенг, дочерью пекаря. От искусства и литературы семья была далека.

Первоначальное образование Феликс получил в кантональной гимназии в Лозанне. А в 1882 году его отец, заметив склонность 17­летнего юноши к рисованию, отвез его в Париж — тогдашнюю Мекку художнического сословия. Здесь Феликс первоначально обучался умению делать гипсовые статуэтки в одной из многочисленных в Париже частных школ­мастерских. 13 февраля 1882 года Феликс писал родителям: «Нас примерно 90 учеников, втиснутых в помещение, которое не больше, чем салон в нашем доме». Питался Феликс в соседней молочной, затрачивая на обед не более 13 су.

Его учителя Гюстав Буланже (Gustave Boulanger) и Жюль Лефебвр (Jules Lefebvre) исповедывали традиционный реализм. Кумиром юного Валлоттона был Густав Курбе (Gustave Courbet, 1819—1877). Но вскоре его симпатии стали склоняться в сторону импрессионизма. Повлияла на это большая выставка Эдуарда Мане (Edouard Manet, 1832—1883), проведенная в 1884 года в Школе изящных искусств в Париже.

На ежегодном Салоне работа Феликса Валлоттона впервые появилась в 1885 году. Это был «Портрет старика», который сейчас находится в музее в Цюрихе. К этому же времени относится и его первый автопортрет. Впоследствии он неоднократно служил сам себе моделью. Год спустя молодой художник получил свой первый гонорар — он выменял написанный им «Портрет покупателей крупного магазина» на два костюма.

В последующие годы молодой художник много времени проводил в Лувре, копируя работы старых мастеров. Среди его копий — прославленная «Мона Лиза» и «Портрет старика в красном берете» Альбрехта Дюрера.

Первой освоенной Валлоттоном ручной репродукционной техникой стала не принесшая ему впоследствии славу ксилография, а офорт. В этой технике он исполнил репродукции работ Рембрандта и Милле, а музей в Женеве заказал ему серию графических копий работ Веласкеса и других мастеров испанской школы.

Зимой 1888—1889 годов. Валлоттон вместе с кузиной путешествовал по Австрии и Италии. Однако жизнь его складывалась трудно: молодой художник подрабатывал рисованием, но часто у них с кузиной не было денег даже на обед. В 1890 году он вернулся в отчий дом. В тот период он освоил технику акварели и написал множество пейзажей.

В 1891 году Валлоттон снова в Париже. Симпатии его к импрессионизму росли, чему в немалой степени способствовала открывшаяся в марте выставка, на которой были представлены не принятые Салоном работы Тулуз­Лотрека, Ван Гога и Руссо. Валлоттон рассказал об этой выставке на страницах «Газетт де Лозанн» и впоследствии на протяжении нескольких лет посылал корреспонденции в эту газету.

Год спустя Валлоттон попробовал свои силы в гравюре на дереве. В этой технике им была исполнена серия из 10 небольших (40 x 60 мм) гравюр «Купальщицы». Женские фигурки, лишенные какой­либо выявляющей объем штриховки, помещены здесь на черном фоне. Так публике было впервые представлено ставшее впоследствии знаменитым черно­белое мастерство Феликса Валлоттона, которого Алексей Алексеевич Сидоров недаром называл мастером, «доведшим контрасты черно­белого до предела, вовсе не обязательно впадая в условность».

Начиная с этой серии штудии обнаженной натуры становятся одной из самых любимых тем Феликса Валлоттона как в графике, так и в живописи. Ему позировала натурщица Хелен Шатено, с которой он жил вместе на протяжении нескольких лет.

Осваивая ксилографию, Валлоттон не собирался отказываться от других техник. В 1893 году им был собран альбом литографированных портретов, выпущенный издательством Жоли под названием «Бессмертные сегодняшнего дня, прошлого и будущего». В число «бессмертных» были включены, в частности, Луи Пастер, Александр Дюма, Альфонс Доде. Это был первый тиражированный и пущенный в открытую продажу альбом Валлоттона.

Графический портрет, преимущественно ксилографический, и в дальнейшем привлекал внимание художника. Среди тех, кого он изображал, есть и наши соотечественники — Александр Иванович Герцен и Федор Михайлович Достоевский. Портрет последнего размером 145 x 113 мм был выгравирован Валлоттоном в 1895 году. Н.Н.Щекотихин утверждал, что «из всех, созданных Валлоттоном, портрет Достоевского бесспорно принадлежит к самым глубоким и острым в серии знаменитых людей».

Во втором альбоме, который был выпущен издательством Жоли в 1903 году и назывался «Портреты знаменитых людей», были собраны 10 портретов преимущественно политических деятелей.

В 1894 году вышел в свет альбом Валлоттона под названием «Истинный Париж» («Paris intime»). Техника здесь опять новая — гравюра на цинке. Внимание Валлоттона привлекают различные аспекты городского быта — как экстраординарные, так и вполне обычные. Названия гравюр он воспроизводит в нижнем левом или правом углу. Эти многофигурные композиции втиснуты в удлиненные по вертикали прямоугольники. Ограничивающие их прямые линии подчас беспощадно «режут» персонажей, оставляя «за кадром» части фигур. В беспорядочной, казалось бы, сутолоке людских фигур угадывается какая­то объединяющая их общая цель. Таков лист «Манифестация» («La manifestation»). В гравюре «Девочки» («Le petites filles») спокойный ритм идущих на прогулку детских фигурок нарушают изображенные на заднем фоне трое толстяков, о чем­то спорящих и бешено жестикулирующих. Спокоен ритм листа «Дешевка» («Le bon marche»), на котором изображена распродажа в универмаге. Гравюра «Выход» («La sortie») — это почти сплошная черная плашка, на которой белыми линиями намечены контуры кареты. Мрак прорезают неокрашенная фигура идущей к карете женщины и белые лица сопровождающих ее мужчин.

Изнанку городского быта трактует серия «История одного преступления», исполненная в том же 1894 году. В первой гравюре серии изображен преступник, убивающий лежащую на кровати жертву. Мы видим занесенную руку с ножом, а лицо преступника и сама жертва скрыты от нас спинкой кровати. Затем преступника постигает неизбежная кара, что показано на листе, названном «Казнь» («L’execution»). А на листе «Трудная ступень» («Le mauvais pas») изображен вынос гроба, который с трудом удерживают спускающиеся по лестнице могильщики.

В 1890­х годах Феликс Валлотон входит в состав группы «Nabis», что в переводе с еврейского означает «Пророки». Членами группы были французские художники Пьер Боннар, Морис Дени, Аристид Майоль и другие, а также некоторые из живших в то время в Париже иностранных мастеров. Члены группы активно занимались прикладным декоративным искусством, в частности проектировали мебель. Вместе с тем им был свойственен мистицизм, от которого Валлоттон всегда был далек.

Художник начинает работать и для периодики. В «Revue Blanche» («Ревю Бланш») — газете, близкой к левым кругам, — в 1894 году был опубликован его рисунок «Две купальщицы», иллюстрирующий стихотворение Поля Верлена (Paul Verlaine, 1844—1896). Сотрудничает Валлоттон и с газетой «Courrier Fran — ais» («Курьер Франсез»).

В том же году Валлоттон приступает к работе над театральными программами и над первой иллюстрированных им книг. Написал ее малоизвестный литератор Зо д’Акса (Zo d’Axa), а называлась она «От Мазаса до Иерусалима». Валлотон исполнил для нее заставки­иллюстрации, предварявшие отдельные главы. В книге были помещены также иллюстрации Теофиля Стейнлена и Люсьена Писсаро (Lucien Pissarro, 1863—1944). Она вышла в свет в 1895 году в парижском издательстве «Шамюель».

В 1894 году началось сотрудничество Валлоттона с близким к социалистам французским писателем Жюлем Ренаром (Jules Renard, 1864—1910). Художник делает обложку к самому известному произведению Ренара — повести «Рыжик» («Poil de Carotte»), рассказывающей о трудной судьбе мальчика из провинции. Для этой же повести в 1902 году им были сделаны 43 рисунка, оставшиеся неопубликованными. В 1896 году Валлоттон иллюстрирует повесть «Хозяйка» (« La Maitresse ») и создает эскиз переплета для этой книги. Сотрудничество с Ренаром было долгим и плодотворным, причем оно не закончилось и после смерти обоих. Так, в 1945 году в Лозанне был издан с иллюстрациями Валлоттона сборник рассказов Ренара «Наши свирепые братья», впервые увидевший свет в 1908 году. Рассказывалось в нем о крестьянском быте, вроде бы не близком для Валлоттона.

В 1896 году были сделаны 30 ксилографий для «Книги масок» — сборника полемических эссе Реми де Гурмона (R e my de Gourmont, 1858—1915). Немногими штрихами, порой даже обрывая контурные линии, художник портретирует французских и бельгийских писателей, среди которых Поль Верлен, Эмиль Верхарн, Морис Метерлинк, Анри Франсуа Жозеф де Ренье… Портреты порой условны и не всегда узнаваемы. Это не более чем графическая характеристика, впечатления читателя, хорошо владеющего резцом гравера. «”Маски”Валлоттона, — писал Н.Н.Щекотихин, — событие в истории современной литературы Франции не меньшее, чем в области графических исканий». По его словам, «символические физиономии» Валлоттона «в иных случаях убедительнее и ярче словесных фейерверков, их сопровождающих».

В том же 1896 году парижское издательство эстампов типографа Лемерсье выпускает альбом Валлоттона «Женские этюды», а в 1898 году появился его альбом «Сокровенное» («Intimit e s»), объединивший 10 ксилографий, первоначально печатавшихся на страницах «Ревю Бланш». Темы здесь разные: «Приготовление к визиту», «Непоправимое», «Ложь»… Н.Н.Щекотихин пишет об этой серии так: «Можно лишь изумляться той психологической остроте и той живой реалистичности изображаемого, которую дает Валлоттон при помощи столь минимальных средств. Его проникновенность поистине гениальна».

Отныне искусство Феликса Валлоттона становится модным. О неустройстве и трудном быте художник мог теперь позабыть. Французские и зарубежные издательства и журналы наперебой приглашают его сотрудничать.

Но были искусствоведы и граверы, которые искусство Ф.Валлоттона вообще не воспринимали. В их числе и Анна Петровна Остроумова­Лебедева, которая в самом конце XIX столетия посетила Францию. В ее дневнике есть следующая запись, относящаяся к 1899 году: «Видела я довольно много в Париже гравюр Валлоттона, который имеет сильный успех у публики. Но мне он не слишком понравился. Как человек он, должно быть, неглупый, наблюдательный, большой насмешник и даже остроумный. Но как художник — он мало художник. Большею частью гравюры его представляют композиции, состоящие из светотени, штрихов у него почти не бывает, исключая его портреты выдающихся современных людей, где манера его несколько другая. В композициях­гравюрах он берет цвет и тень широкими общими пятнами, не обращая внимания на то, где тень падающая и собственная, не обращая внимания на формы: иногда надо много догадки и остроумия, чтобы понять, что в таком­то черном пятне слито в общее тень руки, драпировка, сюртук, галстук и все лицо». И резюмирует: «Нет! Не гравер. Он точно так же мог бы рисовать пером. Да он и в самом деле пишет картины, которые не уступают его гравюрам и в которых он также остроумный человек, но мало художник».

Иллюстрации Валлотона начинают появляться в немецких журналах «Пан» и «Югенд» («Юность»). С последним журналом связывают первые шаги нового направления в искусстве, которое получило название «югенд­стиль» (у нас его обычно называют «модерн»). Очень плодотворным было сотрудничество, вскоре переросшее в дружбу, с немецким писателем Отто Юлиусом Бирбаумом (Otto Jullius Bierbaum, 1865—1910), стихи которого, как говорят, оказали сильное влияние на поэзию Бертольда Брехта. Именно он выпускал упомянутый выше журнал «Пан», а в 1899 году основал издательство, которое три года спустя получило название «Insel» («Остров»). Оно выпускало сначала одноименный альманах, а затем и журнал. Издающаяся и поныне «Библиотечка “Инзель”» стала всемирно известным серийным изданием.

В 1901 году в альманахе «Инзель» была опубликована серия рисунков Феликса Валлоттона, предметом которых служит обнаженная женская натура. Это контурные рисунки пером, воспроизведенные цинкографией — излюбленной техникой грядущего ХХ столетия, которой отдал дань и Обри Бердслей. Н.Н.Щекотихин назвал эти рисунки «антифеминистическим циклом», включив в него и станковые ксилографии «Лень» и «Ванна». Женщины здесь не позируют и не демонстрируют своих прелестей — они как бы застигнуты врасплох. Одна из них причесывается, другая, присев на корточки, играет с кошкой, третья принимает ванну. Распущенные волосы и отвислые груди не вызывают, однако, отрицательных эмоций. И вряд ли прав Н.Н.Щекотихин, утверждающий, что в этом цикле «в одну из уединенных минут вскрыта душа современной женщины, ленивая и сладострастная, — такая же неискренняя и фальшивая, как окружающая ее мишура банальной роскоши».

Феликс Валлотон иллюстрировал и книги Отто Юлиуса Вирбаума. Для первой из них, которая называлась «Дама­змея» и вышла в Берлине в 1896 году, он сделал 38 штриховых рисунков. За ней последовали изданные в том же году «Пестрые птицы», украшенные многими рисунками Ф.Валлоттона и популярного впоследствии, а тогда еще очень молодого художника книги и шрифтов Эмиля Рудольфа Вайса (Emil Rudolf Wei SS , 1875—1942). Впоследствии Вайс утверждал, что единства шрифта и художественного убранства в этой книге достичь не удалось. «Валлоттон, я и Беренс рисовали украшения для альманаха “Пестрые птицы”, — писал он, — прекрасная насыщенная фрактура которого погибла из­за наших еще более насыщенных орнаментов». Об орнаменте в данном случае можно говорить лишь условно — это небольшие иллюстрации, разбросанные в тексте, играющие роль заставок, виньеток и концовок. О характере их можно судить, например, по небольшой картинке, где изображено восемь сов различного размера, образующих некоторое подобие треугольника.

На страницах альманаха «Инзель» первоначально печаталась и повесть Пауля Шеербарта (Paul Scheerbart) «Раккокс­биллионер», также иллюстрированная ксилографиями Ф.Валлоттона. В 1900 году она вышла в Берлине и Лейпциге отдельным изданием. Говоря об иллюстрациях книги, в этом случае можно вспомнить приведенную выше характеристику, данную Александром Николаевичем Бенуа: они действительно похожи на карикатуры, героем которых является буржуа — примерно такой, каким его позднее было принято изображать в советских агитационных материалах.

Летом 1899 году Феликс Валлоттон женился. Избранницей его стала вдова Габриелла Родригес­Хенрикс. Она была дочерью Бернгайма­младшего, торговавшего произведениями искусства и владевшего галереей, где художник неоднократно выставлялся. Одна из таких выставок, на которой было представлено 75 произведений Валлоттона, состоялась с 27 апреля по 10 мая 1903 года.

Феликс Валлоттон всегда симпатизировал левым. О его политических убеждениях свидетельствуют, в частности, два специальных номера «Ревю Бланш», вышедшие 15 марта и 1 апреля 1897 года под названием «Исследования о Парижской коммуне 1871 г .». С другой стороны, он в том же самом году иллюстрировал «Поваренную книгу», выпущенную парижским издательством «Ашетт».

В начале 1913 года богатый купец из Санкт­Петербурга заказал Валлоттону портрет своей супруги. Чтобы выполнить его, художник поехал в Россию. Впечатления были разные и несколько парадоксальные. «Кремль, — писал художник, — ошеломляет. Он выглядит варварским, диким и немного комичным». Поездка эта никаких следов в творчестве художника не оставила — от русской темы он был бесконечно далек. Вернувшись в Париж, он тотчас же отправился путешествовать по Италии.

А летом следующего года началась война, которую Валлоттон принял близко к сердцу. В 1915 году он работал над альбомом ксилографий «Такова война», изданным год спустя. В 1917—1918 годах он посещал театр военных действий и исполнил несколько военных пейзажей. Рисовал портреты солдат и военачальников, причем не только французов и их союзников, например английского фельдмаршала Горацио Герберта Китченера (Horatio Herbert Kitchener, 1850—1916), но и врагов (конечно, не с натуры). Исполнил, например, портреты кайзера Вильгельма II и его сына, причем в этих портретах не было и намека на карикатуру. Не думаю, чтобы художник симпатизировал противнику, но такие настроения во французском обществе в то время были. Реми де Гурмон, «Книгу масок» которого Валлоттон в свое время иллюстрировал, писал прогерманские статьи в газете «Mercure de France», за что был изгнан из Национальной библиотеки, где работал.

В послевоенные годы жизни Феликс Валлоттон больше занимается живописью, чем графикой. Книгу он оформил всего одну. Любопытно, что это не произведение современного писателя, как раньше, а классика — «Три рассказа» Гюстава Флобера, изданные в Париже в 1924 году.

В этот период Валлоттон живет и работает не в столице Франции, а в Авиньоне или Каннах. Вроде бы, он еще не стар, но начинает болеть. Художник пишет в своем дневнике: «Целыми неделями сплошное одиночество с приступами нервной слабости и мыслями о самоубийстве. В моем окружении это вызывает недовольство. Я думаю, что мое исчезновение позволило бы моим близким спокойно вздохнуть». В 1921 году Валлоттон едет в Лозанну, чтобы поздравить родителей с бриллиантовой свадьбой. Это выглядит как прощание. В 1923 году художник пишет свой последний автопортрет. В 1925 году болезнь обостряется, и врачи настаивают на операции. 26 декабря он ложится в клинику, а за день до этого пишет снежный пейзаж. Во время операции выяснилось, что состояние больного безнадежно. 29 декабря 1925 года Феликс­Эдуард Валлоттон скончался.

Однако созданные им произведения искусства и литературы продолжают жить. С 15 января по 15 марта 1926 года журнал «Меркюр де Франс» печатает ранее не публиковавшийся роман Валлоттона «Убийственная жизнь». В 1930 году в Лозанне выходит отдельное издание этого романа, иллюстрированное семью рисунками автора. Новое издание романа появляется в Женеве и Париже в 1946 году. А за год до этого в Женеве был издан другой роман художника — «Стоны киприанина Моруса». Однако один роман Валлотона и четыре его пьесы остались неопубликованными.

В сентябре 1927 года на родине художника (где при жизни его не особенно жаловали) состоялись большие памятные выставки — в Лозанне и Берне. Выставки произведений Феликса Валлоттона организовывались и впоследствии — вплоть до наших дней. Назовем, в частности, выставку «Неизвестный Валлоттон», которая состоялась в Париже с 22 апреля по 3 мая 1929 года и на которой экспонировались 66 картин, выполненных с 1884­го по 1909 год. Большая выставка, приуроченная к 10­летию со дня смерти художника, проводилась в ноябре 1935 года в Париже. На выставке в Цюрихе в ноябре 1938 года было представлено 348 работ художника.

Издаются книги, рассказывающие о жизни и деятельности Феликса Валлоттона. Первая его биография, иллюстрированная репродукциями картин и графики, появилась еще при его жизни — в 1898 году. Написал ее Юлиус Майер­Греф. Биография эта первоначально печаталась на страницах журнала « La Volont e », а затем вышла отдельными изданиями на немецком — в берлинском издательстве Ю.А.Штаргардта (J.­A.Stargardt) и на французском языке — в парижском издательстве Эдмона Саго (Edmond Sagot).

Полная библиография гравюр Валлоттона, составленная Луи Годфроем, издана в 1932 году в Париже и Лозанне.

Из многочисленных исследований творчества Валлоттона назовем изданную в 1927—1928 годах двухтомную монографию Хеди Ханлозер, первый том которой называется «График», а второй — «Живописец». Работа эта была предложена в качестве новогоднего издания членам Цюрихского общества искусств. Монография была снабжена подробным каталогом и переиздана в 1936 году в Париже под названием «Феликс Валлоттон и его друзья». Этот труд считается, пожалуй, самым компетентным и подробным из всех работ, посвященных жизни и деятельности художника

Источник:

Статья Евгения Немировского «Черно-белое мастерство Феликса Валлоттона»

Мальчевский Яцек

Яцек Мальчевский – входит в плеяду самых крупных художников современности, его талант под стать Пикассо или Дали, но в России его не знают, может быть потому, что русский человек, из-за своего особого менталитета, не замечает достижений своих соседей, особенно так похожих на него славян, и уж, тем более, конкурентов в борьбе за первенство в славянском мире. Он всегда смотрит дальше.

malj19

Continue reading

Грис Хуан (Gris, Juan)

Грис Хуан  (Gris, Juan)

(1887-1927)

испанский художник, один из основоположников кубизма. Родился в Мадриде 23 марта 1887, настоящее имя — Хосе Викториано Гонсалес (José Victoriano González). Вначале зарабатывал на жизнь рисунками для юмористических изданий и одновременно обучался живописи. В 1906 Грис приехал в Париж и поселился на Монмартре, неподалеку от своего соотечественника Пабло Пикассо. Continue reading

Боннар Пьер

Пьер Боннар (фр. Pierre Bonnard, 3 октября 1867 г., Фонтене-о-Роз — 23 января 1947 г., Ле-Канне) — знаменитый французский живописец и график. Один из лидеров группы «Наби». Писал пейзажи, натюрморты, интерьеры и бытовые сцены в импрессионистической манере. В его картинах предметы окружены легкой дымкой; сочетания приглушенных цветов зачастую напоминают восточные ковры. Continue reading

Корреджо Антонио

Антонио Аллегри (Allegri)

(1494—1534)

Correggio, собственно Антонио Аллегри (Allegri), прозванный Корреджо по месту своего рождения (в Моденской области) — знаменитый итальянский живописец (1494—1534). Первоначальное художественное образование получил под руководством своего дяди, Л. Аллегри, и Бартолотти, а в дальнейшем пользовался уроками феррарского живописца Фр. Бианки, как о том сообщают дошедшие до нас весьма скудные сведения о его молодости. Весьма вероятно, что в 1510 г., по смерти Бианки, он посетил Мантую, где изучал произведения Мантеньи, и что на него также имел влияние Лоренцо Лотто. Continue reading

Джотто ди Бондоне

Джотто ди Бондоне

 (1266-1337)

Двадцать восемь картин ассизского цикла, посвященного жизни св. Франциска, — великолепный пример щедрого раскрытия творческих сил художника. Об этом свидетельствует и разнообразие композиций, и глубина изображения человека, и неведомая ранее широкая шкала выражения чувств, и многоплановое представление пейзажа, строений, городских картин. Во фресках этого цикла можно найти самые различные степени экспрессии: от тихой лирики до горячей, страстной драматичности. Например, на второй картине цикла изображен Франциск, который отдает свой плащ неимущему. Continue reading

Каналетто Джованни Антонио

Джованни Антонио Каналетто

 (1697–1768)

В XVIII веке Венеция переживала упадок. Венецианская республика окончательно потеряла свое влияние, во многом определявшееся ранее активной посреднической торговлей. Впрочем, внешних примет упадка почти не наблюдалось. Все так же скользили гондолы по тихой глади Большого канала, все так же толпились на пристанях матросы, все так же степенно прохаживались вдоль набережных купцы в роскошных бархатных камзолах. Как прежде, гремели веселые карнавалы. На Вознесение отмечался праздник обручения с морем: венецианский дож торжественно плыл на своем корабле, чтобы опустить в воду символическое обручальное кольцо. Бережно сохранялись и традиции великой венецианской живописи. В городе работали прекрасный портретист Розальбо Каррьера, замечательный мастер позднего барокко Джанбатиста Пьяццетта, Лука Карлеварис, работавший в жанре ведуты (городского пейзажа-панорамы), и другие живописцы. Но был среди них художник, который заслужил право называться не просто талантливым, но великим. Мы имеем в виду Каналетто. Continue reading

Арчимбольди Джузеппе

Джузеппе Арчимбольди

 (1527-1593)

Итальянский живописец периода маньеризма.

Родился в Милане в семье патриция, участвовал в создании витражей для Миланского Собора, в 1562 году приглашен ко двору в Вену в качестве портретиста и придворного мастера.
В 1563 году пишет первую серию портретов, составленных из овощей и фруктов и других элементов растительного мира, «Времена года».

Garc01

Continue reading

Страница 8 из 8« Первая...45678