«Покорение Сибири Ермаком»

Тема «Ермака» — сибирская по месту действия и глубоко национальная по своему смыслу. Покорение Сибири Ермаком было событием чрезвычайного исторического значения. Это была борьба с татарским ханом Кучумом, который устрашал сибирские народы грабежами и разбоями и, собрав пеструю многоплеменную рать, уже дошел до Урала, угрожая поволжским и другим исконным русским землям.

attach

В «Ермаке» Суриков поднялся на необычайную даже для него высоту исторического прозрения. Недаром он утверждал, что композиция картины была им продумана и решена до того, как он ознакомился с летописным изложением события. «А я ведь летописи не читал. Она [картина] сама мне так представилась: две стихии встречаются. А когда я, потом уж, Кунгурскую летопись начал читать, вижу, совсем, как у меня. Совсем похоже. Кучум ведь на горе стоял. Там у меня скачущие».

Но Суриков не только показал борьбу этих двух сил, он раскрыл их характер, правдиво и ясно представил суть и значение исторического события. Зритель перед картиной стоит пораженный не только тем, что перед ним кипит страшная битва, но также тем, что воочию перед ним происходит столкновение двух враждебных сторон, совершается событие, предопределенное всем ходом русской истории и, в свою очередь, определившее дальнейший ее путь. В «Ермаке» черты народных характеров Суриков возвел до степени эпического величия. Работая с натуры над лицами хакасов и остяков, Суриков открыл поразительный закон красоты: «Пусть нос курносый, пусть скулы, — а все сгармонировано. Это вот и есть то, что греки дали — сущность красоты. Греческую красоту можно и в остяке найти». Сурикову и здесь не изменила высокая объективность художника.

Поражает сила творческого воображения Сурикова. В самых ранних композиционных эскизах уже дана не только общая расстановка масс, но и характеры большинства фигур в их движениях и поворотах, так что дальнейшая, годами осуществлявшаяся этюдная работа с подходящей натуры была постепенным заполнением ранее определившихся контуров. Суриков заранее знал, что нужно ему искать в натуре для этой картины.

Как и в «Боярыне Морозовой», существо композиции «Ермака» — в движении. Но здесь движение еще сложнее и труднее для изображения, чем в «Морозовой». Казачья флотилия движется навстречу вражескому войску, но каждый отдельный казак изображен в спокойном состоянии. На лицах нет и следа заботы о себе, тем менее — боязни; но нет и показного героизма. Спокойно, без всякой суеты и торопливости казаки делают свое дело. Противоположны спокойным лицам казаков неистовые лица и резкие движения фигур их противников, прижатых к подножию берега. Тревогу и смятение в их лаге¬ре подчеркивает своим разорванным силуэтом конница на вершине горы.

Удивительно строен и совершенен колорит картины. Истоки его искал Суриков в сибирской природе. Пейзажные этюды сопутствовали всей работе над картиной. Ее колористический строй решался еще в эскизах. В немногих красках, суровых и мужественных, Суриков синтезировал свои бесчисленные наблюдения. Могучая гармония пронизывает всю картину.

Источник